Национальный Банк не знает как вывести страну из кризиса?


Контракты

Национальный банк Украины пока не знает, как вывести страну из кризиса. Однако в интересах регулятора сделать все возможное, чтобы не допустить коллапс отечественной финансовой системы.

В середине января 2009-го глава Нацбанка Украины Владимир Стельмах ушел в отпуск. По информации пресс-службы НБУ, зимний отдых главного банкира страны был запланирован заранее — Владимир Стельмах намеревался отпраздновать 70-летие в кругу семьи и близких друзей.

Пока Владимир Стельмах отдыхал, депутаты Верховной Рады отменили парламентское решение 2004 года о его назначении на пост главы Нацбанка. В защиту Стельмаха выступил президент Украины Виктор Ющенко: в конце января он подал в Конституционный Суд представление, потребовав официального разъяснения полномочий депутатов ВР увольнять и назначать главу НБУ. По мнению президента, Верховная Рада не имеет права отменять собственные решения и тем более увольнять главу Нацбанка. Теперь «дело Стельмаха» будет рассматриваться в КС.

Последние пару месяцев парламент не раз пытался уволить Владимира Стельмаха. Депутаты ВР, а вместе с ними и премьер Юлия Тимошенко выразили недоверие главе Нацбанка еще в конце декабря 2008-го. Его обвинили в девальвации гривни в 2008-м на 60%, непрозрачном рефинансировании банков и предбанкротном состоянии многих финучреждений (всего за три месяца в четырех банках были введены временные администрации, еще в одном — куратор от Нацбанка).

Возможна и другая причина недовольства главой НБУ. Законодательная и исполнительная власти давят на главу Нацбанка, чтобы вынудить того включить в 2009-м печатный станок и залатать таким образом бюджетные дыры эмиссией денег — другие источники финансирования дефицита бюджета пока не найдены. Не исключено, что именно по этой причине глава Нацбанка решил взять тайм-аут. Оппоненты премьера уверены: если Стельмаха все-таки снимут, а Нацбанк возглавит близкий к Кабмину человек, стране грозит неконтролируемая эмиссия денег и гиперинфляция.

Второй лишний

Согласно Конституции Украины, основная функция НБУ — поддержание стабильности национальной денежной единицы. Для выполнения этой задачи НБУ содействует устойчивости банковской системы и в пределах своих полномочий — ценовой стабильности. Нацбанк — единственный орган в Украине, эмитирующий национальную валюту — гривню. Регулятор определяет и проводит денежно-кредитную (монетарную) политику: управляет денежной массой в обращении, регулирует объемы кредитования в стране, уровень процентных ставок. К тому же регулятор занимается подсчетом и прогнозированием состояния платежного баланса (притока и оттока иностранного капитала), а также валютным регулированием.

Перечисленные обязанности НБУ мало отличаются от функций центробанков других стран. Нередко от профессионализма и неподкупности руководителя ЦБ зависит благосостояние всех граждан. Согласно теории макроэкономики, управление экономическими процессами в стране возможно посредством лишь двух инструментов: бюджетно-налоговой (фискальной) и кредитно-денежной (монетарной) политики. Первая — сфера компетенции правительства, вторая — центробанка. Если монетарная политика проводится неэффективно или даже по коррупционным схемам, экономика страны страдает (например, возможна чрезмерно высокая инфляция и при этом замедление роста ВВП).

Поэтому большинство центральных банков мира независимы от исполнительной власти и эмитируют дензнаки без оглядки на правительство, которому, как правило, не хватает средств для наполнения госбюджета. «Центробанк контролирует темпы роста денежной массы в соответствии с динамикой ВВП (при этом с учетом скорости обращения денег в экономике). Новые денежные единицы эмитируются только для удовлетворения экономических нужд страны», — рассказывает профессор Тернопольского национального экономического университета, доктор экономических наук и экс-зампред НБУ Александр Шаров.

Главу центробанка во многих странах назначает парламент по представлению президента страны. Срок полномочий руководителя ЦБ обычно дольше срока работы парламента и главы государства — считается, что таким образом исключается какое-либо политическое влияние на эмиссионный центр страны. В Украине главу НБУ назначают на пять лет.

Особо важное задание

Согласно Конституции, Нацбанк обеспечивает стабильность гривни. Денежная реформа, проведенная НБУ в 1996 году (отказ от купонокарбованцев и введение гривни), позволила Украине преодолеть гиперинфляцию начала 1990-х и спад в производстве. По мнению многих западных экономистов, данная реформа — одна из наиболее успешных, эффективных и хорошо организованных в мировой практике.

Среди других заслуг украинского центробанка — преодоление кризиса 1998-го с относительно небольшими экономическими потерями: вскоре после наступления кризиса и резкой девальвации гривни НБУ зафиксировал нацвалюту (до этого ее курс был гибким) и сначала формально (до 2000-го), а затем неформально (до 2008-го) обеспечивал ее стабильность. В результате кризиса-1998 украинская экономика обвалилась, однако спад был непродолжительным, и уже в 2000-м начался подъем, продолжавшийся вплоть до 2008-го.

В последние десять лет НБУ довольно жестко регулирует банковскую систему Украины: финансисты даже жалуются на то, что регулятор уж слишком закручивает гайки. Но при этом банкиры признают: Нацбанк — грамотный регулятор. «НБУ постоянно мониторит данные, предоставляемые финучреждениями, следит за выполнением нормативов. Система отчетности банков построена по западным стандартам. Также осуществляет плановые и внеплановые проверки банков, дает рекомендации», — рассказывает Иван Корякин, недавно покинувший пост предправления СЕБ Банка. При этом, по его словам, НБУ часто советуется с руководителями коммерческих банков и учитывает их мнение при проведении денежно-кредитной политики и регулировании банковского сектора.

Многие из нацбанковских специалистов работают в учреждении уже больше десяти лет. Бывшие сотрудники НБУ говорят, что нынешние главы департаментов и исполнительные директора — великолепные экономисты-теоретики. Однако если раньше (примерно до 2005–2006 гг.) фактически именно они разрабатывали и притворяли в жизнь стратегию Нацбанка, то сейчас их роль в основном сводится к подготовке отчетов. «Владимир Стельмах — авторитарный руководитель, и в последние несколько лет он принимает решения самостоятельно», — объясняет один из бывших зампредов Нацбанка.

Некоторое влияние на НБУ имеет Совет Нацбанка, функции которого — утверждение Основ денежно-кредитной политики на следующий год (один из главных документов в Нацбанке) и анализ влияния монетарной политики НБУ на экономику страны. «Совет НБУ не раз ветировал решения Нацбанка. Мы никогда не перечили Совету», — не так давно заявлял Владимир Стельмах журналистам.

Достучаться до Нацбанка

До 2008-го НБУ считался довольно закрытой, но в то же время понятной и последовательной в своих действиях структурой. Владимир Стельмах никогда не баловал публику выступлениями в прессе — до ревальвации в 2008-м большинство жителей Украины даже не знали, кто возглавляет Нацбанк. Регулятор крепко держал гривню и лишь изредка допускал ее незначительную девальвацию. Стабильности дензнака Украины было достаточно, чтобы ее граждане не интересовалось Нацбанком.

В 2008-м НБУ резко ревальвировал гривню. С марта регулятор практически перестал выходить на межбанковский рынок, а затем, в мае, когда дензнак США уже оценивался в 4,85 грн (против 5,0–5,10 UAH/USD в начале года), снизил официальный курс доллара. По словам руководителя группы советников главы НБУ Валерия Литвицкого, ревальвация была экономически обоснована: чтобы держать гривню на постоянном уровне, Нацбанк который год подряд выкупал огромные поступления иностранной валюты от экспорта, прямых иностранных инвестиций и зарубежных кредитов. Чтобы гривня не укреплялась в таких условиях, НБУ эмитировал национальные дензнаки, что, по мнению Литвицкого, способствовало росту цен в стране.

Ревальвация-2008 произошла в отсутствие каких-либо предварительных объяснений со стороны НБУ. Как выяснилось позднее, укрепление гривни входило в новую стратегию Нацбанка: регулятор решил постепенно перейти к инфляционному таргетированию (сдерживанию инфляции), отказавшись от жесткой фиксации дензнака Украины.

Об инфляционном таргетировании отечественные экономисты говорят давно, однако большинство из них не знали, каково мнение НБУ по этому поводу. В Основах денежно-кредитной политики на 2008 год завуалированно сказано о возможном переходе Нацбанка от фиксации валютного курса к инфляционному таргетированию. Однако эта цель НБУ упоминалась в данном документе как среднесрочная, а потому никто не ожидал, что уже в 2008-м регулятор примется за реализацию новой стратегии.

Решение главы Нацбанка отказаться от фиксированного курса гривни выглядит довольно странно — Владимир Стельмах считает себя консерватором, а потому любая резкая смена политики нехарактерна для НБУ. Посему наблюдатели не исключают, что решение о смене монетарных ориентиров было принято Стельмахом под влиянием внешних сил. «Нет, представить Владимира Стельмаха простой марионеткой в чьих-то руках я не могу. В Украине вообще Нацбанком всегда управляли самодостаточные люди», — отрицает давление на главу НБУ Александр Шаров. Валерий Литвицкий соглашается с коллегой. По его словам, в 2008-м пришло время менять вектор монетарной политики, и Владимир Стельмах, как мудрый глава Нацбанка, отреагировал на новые веяния.

После того как НБУ отказался от жесткой фиксации гривни, в его адрес посыпались обвинения. Якобы регулятор нарушает Конституцию: по закону стабильность национальной денежной единицы — основная цель НБУ. «Прописанная в Конституции стабильность гривни — это вовсе не стабильность валютного курса и жесткая привязка гривни к доллару», — защищает Нацбанк экс-зампредправления ИНГ Банка Валерия Гонтарева. По ее мнению, регулятор допустил грубую ошибку еще несколько лет назад: он не объяснил рынку, что означает «стабильность нацвалюты» и подменил это понятие фиксацией курса. «На самом деле стабильная гривня — это понятная населению и бизнесу политика курсообразования», — считает Валерия Гонтарева.

Спустя несколько месяцев после летней ревальвации-2008 гривня обвалилась — что, по словам Валерия Литвицкого, снова-таки вызвано сугубо экономическими причинами. Отчасти макроэкономист прав: в конце года НАК «Нафтогаз України», а также многие банки и компании расплачивались по внешним долгам, а потому буквально сметали валюту с рынка. Однако в резкой девальвации виноват и сам Нацбанк, своими неуклюжими действиями побудивший граждан снимать гривню с депозитов, чтобы конвертировать в ежедневно дорожавший доллар.

В 2008-м НБУ реформировал систему банковского регулирования (например, изменил многие нормы резервирования средств) и валютный межбанковский рынок. Однако многие судьбоносные изменения не сопровождались объяснениями регулятором причин нововведений: глава НБУ делал публичные заявления только тогда, когда на финансовом или валютном рынке возникала паника. Зампреды руководителя Нацбанка при этом практически перестали выступать в прессе — как говорят, по распоряжению самого Стельмаха. А потому многие действия НБУ в 2008-м казались хаотичными и не поддавались ни логике, ни здравому смыслу.

«У меня нет сомнений в том, что у Нацбанка есть конкретные стратегические планы и программы, а также макроэкономические расчеты, прогнозы как минимум на ближайший год. Поэтому обвинять НБУ в отсутствии стратегии неправильно», — говорит Александр Шаров. Судя по действиям Нацбанка в 2008-м, его прошлогодней целью была либерализация валютного рынка и сдерживание инфляции. Похоже, именно этой цели регулятор попытается придерживаться и впредь.

Выход есть

Одно неясно: почему НБУ не раскрывает свою стратегию широкой общественности, не предупреждает о своих действиях заранее, дабы формировать соответствующие ожидания у населения и компаний и не вызывать панику на финансовом и валютном рынках. «Проблема в том, что достигнуть своих целей в полной мере НБУ не может без соответствующего взаимодействия с правительством», — предполагает Александр Шаров.

Взаимодействие Нацбанка с правительством исторически складывается довольно трудно: зачастую Минфин своими действиями разрушает достигнутое Нацбанком (например, резко вливает в экономику накопленные на казначейском счете деньги, когда НБУ борется с инфляцией). При этом многие меры регулятора на банковском и валютном рынках подвергаются жесткой критике со стороны политиков и чиновников других ведомств.

Поэтому, вполне возможно, что Нацбанк намеренно не оглашает свои планы, дабы их реализации не препятствовали Кабмин, Верховная Рада, Совет Нацбанка, Секретариат президента и другие заинтересованные лица.

По словам Александра Шарова, сложившиеся между НБУ и исполнительной властью отношения можно разрулить двумя способами. Первый — правительство ставит себе и Нацбанку единые экономические цели на определенный период: уровень инфляции, рост ВВП, курсовые ориентиры и прочее. НБУ при этом волен выбирать инструменты достижения поставленных целей. «Однако украинское правительство формально не может ставить цели перед Нацбанком, поскольку по закону он независим», — рассуждает Александр Шаров. Поэтому в ход должен идти второй способ — тесное взаимодействие между правительством и центробанком: учреждения должны буквально ежедневно согласовывать свои позиции по большинству экономических вопросов, тем более в период кризиса.

Операция «Антикризис»

В целом, с точки зрения теории экономики, НБУ принимает правильные решения для борьбы с финансово-экономическим кризисом. Регулятор не стал поспешно расходовать международные резервы, когда гривня пошатнулась, а дождался помощи МВФ. По данным Нацбанка, он предоставил рефинансирование 135 финучреждениям, обеспечив таким образом ликвидность банковской системе (сейчас, кстати, показатели ликвидности банков находятся на довольно высоком уровне — остатки на корреспондентских счетах превышают докризисные значения).

Однако на практике многие антикризисные меры Нацбанка оказываются неэффективными. Например, поддержка ликвидности банковской системы регулятором не дала весомых результатов: многие финучреждения осуществляют перечисления с длительными задержками, не выдают вкладчикам депозиты, срок действия которых истек. Курс гривни в начале февраля стабилизировался, но, по мнению экспертов, достаточно очередного выхода Нафтогаза или другого крупного игрока на межбанковский рынок — и гривня снова обвалится. «В Нацбанке работают хорошие экономисты-теоретики. И в условиях экономического бума вести монетарную политику довольно просто: главное — не мешать стране развиваться. В НБУ всегда хорошо понимали это. Однако спасать Украину от кризиса намного сложнее — здесь требуются практические навыки, каких у экономистов Нацбанка, похоже, нет», — считает предправления одного из крупных украинских банков.

Большинство опрошенныхКонтрактами экспертов считают, что сегодня самая актуальная задача НБУ — вернуть доверие населения к гривне. Ради этого Нацбанк, скорее всего, введет коридор колебаний нацвалюты (сейчас такого коридора нет) и будет поддерживать гривню. Как только курс ее перестанет резко изменяться в течение двух-трех месяцев (будет колебаться, например, в пределах 8,0–8,5 UAH/USD), население прекратит изымать средства из банков и конвертировать их в доллары. Доверие к нацвалюте будет восстановлено еще быстрее, если гривня немного ревальвирует (к примеру, приблизится к значению 7,5 UAH/USD) и будет оставаться на этом уровне хотя бы месяц-два.

Однако для того чтобы стабилизировать гривню, введения валютного коридора недостаточно. Нацбанку придется серьезно заняться проблемными банками. Чем скорее регулятор продаст финучреждения, в которых уже введены временные госадминистрации (а значит, у этих банков есть серьезные проблемы), тем выше вероятность того, что население снова поверит в украинскую банковскую систему и понесет деньги в банки.

Нацвалюта укрепится, если Нацбанк поможет украинским банкам и компаниям реструктуризировать их внешние займы. НБУ кровно заинтересован в том, чтобы банковский и корпоративный сектора не возвращали все положенные к выплате в 2009-м внешние кредиты (предположительно $20 млрд): на возврат долгов может попросту не хватить международных резервов НБУ, и тогда гривня рухнет.

Впрочем, в корпоративном и банковском секторах отечественный ЦБ вряд ли будет помогать заемщикам, а вот правительству — наверняка. В 2009-м Минфин должен вернуть по внешним долгам $1,7 млрд. Если НБУ замолвит словечко перед иностранными кредиторами, они могут отложить возврат долгов Украиной до лучших — некризисных — времен. Сотрудничество с правительством в этом случае выгодно для самого Владимира Стельмаха: в обмен на помощь Нацбанка Минфину в реструктуризации внешних займов Кабмин может умерить эмиссионные аппетиты в 2009 году

На всех не хватит

Одной из первых жертв украинского финансового кризиса-2008 стал Проминвестбанк (6-е место в рейтинге НБУ по размеру активов). Только в октябре население и компании сняли с депозитов и расчетных счетов Проминвестбанка несколько сотен миллионов гривен. В ноябре прошлого года Нацбанк ввел временную администрацию в ПИБе, до кризиса принадлежавшем банкиру Владимиру Матвиенко (чуть позже НБУ назначил своих представителей в банке «Национальный кредит», также принадлежащий ему). В конце 2008-го банк был продан российскому государственному Внешэкономбанку, который сейчас совместно с временной администрацией Проминвеста занимается восстановлением ликвидности ПИБа.

В Надра Банке, также пострадавшем от финансового кризиса, поначалу временная администрация не потребовалась: с конца 2008-го до 10 февраля 2009-го финучреждением управляли представители бизнесмена Дмитрия Фирташа. Однако регулятор все же делегировал временного администратора — следить за процессом восстановления банка и использованием госкредита.

В последних числах 2008-го НБУ пришлось ввести временную администрацию в Укрпромбанке. В прошлом году группа «Приват» приобрела компанию, аффилированную с Укрпромом. При этом, по неофициальной информации, банк также должен был стать объектом поглощения группой «Приват». Однако, похоже, бизнес-группа отказалась от покупки Укрпромбанка — возможно, в том числе по причине резкого оттока средств из учреждения в конце прошлого года. В результате спасением банка занялся НБУ.

В феврале 2009-го временная администрация Нацбанка была введена в небольшом банке «Причерноморье» (144-е место по активам). Аналитики считают, что на очереди мелкие, средние и крупные банки, активно кредитовавшие население, — сейчас такие финучреждения испытывают серьезные проблемы с возвратом выданных займов. Эксперты прогнозируют дефолты нескольких банков, поскольку регулятор, скорее всего, не сможет спасти все финучреждения.

  1. Пока нет комментариев.
(никто не узнает)